6014c49e

Будет ли в Сирии война США с Россией

Сирия,бомбежка

«Когда госсекретарь Рекс Тиллерсон приедет в Москву на этой неделе, темой номер один станет Сирия — и ставки не могут быть выше. Если администрация Трампа и Кремль не смогут прийти к согласию по Сирии, это может задать двум ядерным державам опасную траекторию на конфронтацию», — пишет экс-советник по национальной безопасности бывшего вице-президента США Джо Байдена Колин Кэл в статье для The Washington Post.

Автор напоминает, что в пятницу утром США нанесли ракетный удар по правительственной авиабазе в Сирии, в ответ на применение режимом Асада химического оружия двумя днями ранее. Кремль назвал атаку «актом агрессии», а премьер-министр Дмитрий Медведев предупредил, что удары поставили США и Россию «на грань военного столкновения». В то же время российская армия приостановила работу «горячей линии», целью которой является предотвращение инцидентов между американскими и российскими силами в Сирии, говорится в статье.

Кэл отмечает, что некоторые союзники США в регионе, такие как Турция, назвали удары «недостаточными» и призвали к более мощным действиям. И «ястребы» в Конгрессе, такие как сенаторы Джон Маккейн и Марко Рубио, призывают Трампа предоставить сирийским оппозиционным группировкам оружие, ввести бесполетную зону и нанести новые удары, чтобы заставить Россию и Асада согласиться на политическое урегулирование конфликта.

«Если США пойдут по этому пути, то перспективы военной конфронтации с Москвой реальны. На основных военных базах в Сирии размещены несколько тысяч российских военнослужащих. Москва также разместила в Сирии одни из самых совершенных в мире систем ПВО, и российские самолеты патрулируют сирийское небо», — говорится в статье. Таким образом, масштабная американская кампания несет в себе большой риск гибели российских военнослужащих на местах, рассуждает автор. «То же относится и к бесполетной зоне, которая, скорее всего, потребовала бы нанести удары по сирийским и российским системам ПВО и могла бы привести к инцидентам в воздухе между российскими и американскими самолетами», — отмечает Кэл.

«По данным новостных репортажей, перед нанесением ударов Трамп был ознакомлен с вариантами ответных мер против Асада. Одной из них было нанесение «нейтрализующих ударов» по десяткам сирийских аэродромов и объектов с целью лишить Асада способности использовать ВВС для новых химических атак», — пишет эксперт, напоминая, что аналогичный вариант предлагался на рассмотрение президенту Обаме в 2013 году.

«По настоянию министра обороны Джима Мэттиса и советника по национальной безопасности Г. Р. Макмастера Трамп отказался от этого варианта в пользу удара крылатых ракет по единственной авиабазе. По сообщениям, этот вариант был сочтен пропорциональным и с гораздо меньшей вероятностью грозящим гибелью российским солдатам», — говорится в статье.

«В этом контексте опасность просчета реальна. Сирийский диктатор (возможно, подталкиваемый Россией или Ираном) может попытаться снова испытать Трампа, надеясь доказать, что президент — «бумажный тигр». И Трамп, поставивший свою личную репутацию на то, что он сохранит твердую позицию, может оказаться психологически или политически вынужденным ответить, несмотря на весьма реальные риски того, что это может привести к прямому военному столкновению с Россией», — предполагает Кэл.

Перед тем, как Тиллерсон приедет в Москву для встреч в среду, администрации стоит более точно и последовательно сформулировать, каковы цели США в Сирии, считает автор, отмечая противоречивость сигналов, поступающих от различных ее представителей.

Каким бы ни было решение администрации, ее подход должен сочетать в себе отчетливые военные сигналы с мерами по снижению риска, рассуждает он. «Учитывая жизненно важные интересы России в Сирии, Москва вряд ли позитивно отреагирует на ультиматумы и максималистскую позицию США. Если администрация не найдет способа дать Кремлю возможность выйти из конфликта, сохранив лицо, то столкновение гораздо более вероятно, чем мирное урегулирование», — говорится в статье.

«В конце концов, увязнуть в сирийской трясине — довольно плохой вариант. Третья мировая война намного хуже», — заключает Кэл.






Leave a Reply

Ваш email адрес не будет опубликован. Обязательные поля обозначены как *

*