Тиллерсон и Лавров поняли, что не договорятся по Сирии

Путин,Тиллерсон

Визит госсекретаря США в Россию, задуманный как первый контакт с нужным партнером, перерос в дипломатический вызов, пишут СМИ. Убедительность новой политики Трампа в Сирии сильно зависит от ответа Путина. Осторожный подход Тиллерсона развеял часть российского гнева, полагают СМИ, но Путин отвергает ультиматум по Асаду — МИД РФ демонстративно анонсировал встречи с министрами иностранных дел Сирии и Ирана.

«В Кремле владеют игрой в затягивание, и в среду госсекретарь США Рекс Тиллерсон прочувствовал это в Москве: в то время как у президента Путина всегда находится время для главы немецкого МИДа Зигмара Габриэля или баварского премьера Хорста Зеехофера, в среду утром путинский пресс-секретарь Песков сказал лишь о высокой вероятности встречи Путина с Тиллерсоном. Тем не менее, вечером Путин нашел два часа для нового американского шеф-дипломата», — пишет обозреватель Der Spiegel Кристина Хебель.

Перед приездом Тиллерсон вызвал негодование в Москве, обвинив Россию в несерьезном отношении или же некомпетентности, раз она допустила применения химического оружия сирийцами, напоминает журналистка. Также госсекретарь потребовал от Кремля определиться в сирийском конфликте — либо Россия на стороне США и их партнеров, либо вместе с сирийским президентом Асадом, Ираном и «Хизбаллой».

Очень быстро стало ясно, что Кремль не допустит ультиматумов. Российское дипломатическое ведомство демонстративно анонсировало встречи — в четверг с сирийским министром иностранных дел, а в пятницу — в трехстороннем формате, с главой МИДа Ирана.

Высказался и Путин. По его словам, «уровень доверия на рабочем уровне, особенно на военном уровне, он не стал лучше, а скорее всего, деградировал».

«Кремль из кожи вон лез, чтобы показать, как он возмущен обвинениями со стороны США в том, что Москва отчасти ответственна за случившуюся на прошлой неделе в Сирии атаку с использованием ядовитого газа», — комментирует визит Тиллерсона журналист The Times. Российские чиновники осудили «примитивность и хамство» американской риторики, а Путин сказал в телеобращении, что уровень доверия между странами деградировал.

«Однако по окончании четырехчасовых переговоров с Сергеем Лавровым и дальнейших обсуждений с Путиным стало ясно, что сдержанный и осторожный подход Тиллерсона развеял часть российского гнева», — утверждает автор. Так, Лавров подтвердил, что Москва продолжит сотрудничество с Вашингтоном в борьбе с «Исламским государством»* и все еще считает допустимым, чтобы США добивались мира на Ближнем Востоке.

«Вероятно, это было больше, чем ожидал Тиллерсон, — пишет автор статьи Биньон. — Это было облегчением для администрации Трампа и, возможно, для Москвы, приведенной в смятение недавними резкими ремарками со стороны администрации, с которой она надеялась делать дела».

«По Сирии они согласились, что расходятся во мнениях», — делает вывод журналист. Тиллерсон повторил обвинения в адрес правительства Асада, российские власти назвали американский ракетный удар незаконным. Однако по поводу химатаки Лавров признал, что случилось нечто серьезное, и сказал, что хочет «честного расследования» силами ООН.

Владимир Путин принял главу американского Госдепа Рекса Тиллерсона в последний момент, заставив его подождать, и это «демонстративный жест», считает автор публикации в Der Standard Александра Фёдерль-Шмид.

Ракеты, выпущенные американцами по сирийской авиабазе в ответ на химическую атаку, в которой обвиняют режим Асада, подорвали надежды России на улучшение российско-американских отношений. «Неслучайно интервью с Путиным было опубликовано тогда, когда Тиллерсон уже находился в Москве. Путин упорно защищал сирийский режим от обвинений в использовании химического оружия и указал на нарушение американцами международного права», — говорится в статье.

Путин подверг критике и страны НАТО, которые поддержали решение главы Белого дома о ракетных ударах по сирийской авиабазе. «Все кивают, как китайские болванчики», — заявил российский президент.

По всей видимости, полагает журналистка, Путин все-таки «хочет подождать, как будет выстраиваться внешнеполитический курс Трампа». Военной акцией в Сирии и угрозами в адрес Северной Кореи Трамп лишь наставил флажков — доктриной это еще назвать нельзя. В отношениях с Москвой продолжает главенствовать неопределенность.

Политику Трампа на российском направлении «непременно будет определять и внутриполитический расчет, направленный на демонстрацию максимальной независимости от Москвы», подчеркивает автор. «Похоже, традиционное противостояние сохранится и Путин и Трамп не станут лучшими друзьями».

«Нет причин для того, чтобы Владимир Путин уступил по Сирии, и очевидно, что Дональд Трамп будет не в состоянии улучшить отношения России и США», — заявил Иэн Бреммер, президент американской консалтинговой компании Eurasia Group в интервью Corriere della Sera. Американский политолог «не удивлен не оправдавшим надежды исходом» двухсторонней встречи в Москве между госсекретарем США и главой российского МИДа.

Бреммер считает, что «изначально Трамп действительно хотел улучшить отношения с Путиным, но его ослабило все то, что случилось после победы на выборах». То есть Трамп слишком слаб в политическом плане, чтобы мериться с Путиным? — уточнил журналист. «Это так», — подтвердил политолог.

«Обама неделю терзался, решая, атаковать Сирию или нет, — сказал далее Бреммер. — Трамп не терзался, но не думаю, что он может пойти дальше этого». Эксперт выразил надежду, что американский рейд «хотя бы отбил у Асада охоту использовать химическое оружие», но считает, что Путин «несомненно, продолжит поддерживать» сирийского лидера и «сохранит свое присутствие в Сирии». Почему он должен уступить? — рассуждает политолог. «Большая семерка» и Европа разделены по вопросу возможности усилить давление на Россию, а «Трамп остается политически уязвимым на российском фронте», указывает он.

Через три месяца после вступления Трампа в должность российско-американские отношения вернулись к прежней напряженности, став жертвой беззастенчивого поведения Путина и переменчивых взглядов Трампа и его молниеносно меняющегося подхода к политике, говорится в редакционной статье The New York Times.

Визит госсекретаря Рекса Тиллерсона в Москву в среду стал еще одним свидетельством ухудшения отношений после того, как Трамп, отказавшись от прежнего невмешательства в гражданскую войну в Сирии, запустил 59 крылатых ракет по сирийской авиабазе, отмечает издание.

«Российское руководство большую часть дня держало Тиллерсона в неведении, состоится ли встреча с Путиным. Когда они все же встретились, результаты не стали обнадеживающими», — пишет газета. Путин сказал, что уровень доверия с США «деградировал», в то время как Тиллерсон заявил, что отношения находятся «на низком уровне».

В Нью-Йорке Россия наложила вето на резолюцию Совбеза ООН, осуждающую химическую атаку Сирии, в восьмой раз защитив Асада от дипломатического воздействия, говорится в статье.

Затруднит ли охлаждение отношений попытки Трампа привлечь Москву к борьбе против «Исламского государства»* в Сирии? «Сотрудничество на этом фронте, всегда вызывавшее сомнения, сейчас кажется невозможным», — полагают авторы.

«Еще один вопрос — не усилит ли разгневанный Путин подрывную деятельность в Европе. Перед Трампом стоит задача разработать последовательную стратегию противодействия этим угрозам», — пишет NYT.

Еще несколько дней назад новый президент Америки, кажется, считал, что Башар Асад необходим для политического решения, которое должно будет рано или поздно положить конец гражданской войне в Сирии, то теперь мнение Вашингтона поменялось, и правление семьи Асадов, по словам госсекретаря США, подходит к концу, пишет дипломат, историк и писатель Серджо Романо в статье для Corriere della Sera.

Россия продолжит защищать Асада, «но, возможно, ей и вправду придется пожертвовать своим главным союзником в регионе», допускает автор и призывает задуматься: если Асада вынудят уйти, что случится потом?

В Сирии ведется двойная война. «Первая — это война политическая и социальная, а вторая, намного более опасная и кровавая, — это противоборство шиитов и суннитов, — поясняет историк. — Иран и «Хизбалла» — шииты и решительно защищают своих «двоюродных братьев» — алавитов, сторонников Асада. В свою очередь, суннитов, которые сражаются против Асада, поддерживают их единоверцы в Персидском заливе, даже если те принадлежат к джихадистским группировкам и непосредственно к «Исламскому государству»*.

«Западные демократии находятся между Сциллой и Харибдой, — продолжает Романо. — Они могут приложить все усилия к выдворению Асада, лишив его какого-либо международного признания или же нанеся ему серьезный военный удар, как в случае с американскими ответными действиями. Но так они рискуют оказать содействие силам оппозиции — ИГИЛ*, с которым борется в Мосуле иракская шиитская армия при поддержке США».

«Единственный способ выйти из этой запутанной ситуации — это, видимо, решить, какой враг хуже: Асад или фанатичный радикальны исламизм? — пишет автор. — Россия сделала выбор, не колеблясь, потому что она хочет сохранить свои базы, ей нужно противостоять опасному исламизму у себя дома, и у нее есть лидер, который может диктовать свою линию. В то же время западные демократии должны отчитываться за свои действия перед общественным мнением и следить за настроениями избирателей. Но, если они решили, что устранение Асада — это обязательное условие, они должны хотя бы подготовиться к тому, что может случится в Сирии на следующий день». «И европейцы не должны забывать, что Средиземноморье — это их дом, а не американцев», — добавляет Романо.

Поездка в Москву Рекса Тиллерсона должна была заложить основы для «нормализации» отношений между США и Россией, пишет корреспондент Le Figaro Филипп Жели. Госсекретарю надлежало успешно провести второй этап тактического скачка, совершенного Дональдом Трампом посредством ракетного удара в Сирии. При отсутствии желания Москвы оказать давление на Башара Асада, с тем чтобы он отказался от химических атак, президентское достижение оставалось лишь всплеском политики вмешательства в дела других государств, без четкой цели и стратегического воздействия, говорится в статье.

«Дональд Трамп ликовал, что поразил мир своим приказом о ракетных ударах, которые в США приветствовала большая часть общественного мнения, комментаторов и депутатов. Но очень скоро стали возникать вопросы, — пишет автор. — Был ли выход за «красные линии», побуждавший к новым действиям? Станут ли США еще больше вовлекаться в дела Сирии? Теперь цель Америки — уход Асада?».

Автор статьи считает, что усиливать свою вовлеченность США не будут, в то же время Асад уже не имеет будущего в глазах американской администрации.

«Теперь вступает в игру оказание давления на Россию. Оно колеблется между иронией, осуждением и призывом к благоразумию. Либо русские дадут Дамаску себя обмануть, либо они станут соучастниками химических атак — вот на что все более открыто намекает Белый дом, доходя до обвинения в том, что российская сторона «покрывала» военные преступления», — пишет Жели.

В любом случае Кремль «должен задуматься, хочет ли он продолжать партнерство с сирийским режимом, Ираном и «Хизбаллой», — сказал Тиллерсон. — Отвечает ли такой альянс интересам Москвы в долгосрочной перспективе, или она предпочитает восстановить партнерство с США и их союзниками, которые стремятся разрешить сирийский кризис?».

Это предложение было холодно встречено в Москве, и Вашингтон оказывается на перепутье. Решение о дополнительных воздушных ударах «само собой, остается на столе», подтвердил в среду пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер. «Путин поддерживает монстра, животное, — сказал Трамп. — Это очень плохо для России и для всего мира».

Новая «умеренная политика вмешательства» Трампа могла бы считаться эффективной, если бы она предлагала набросок доктрины, говорится в статье. Стратегическая неожиданность, которую предпочитает президент, «может либо изменить расклад, либо оказаться пустым номером», считает Дерек Шолле, бывший замминистра обороны США.

Американский военный историк Макс Бут настроен скептически: «Доктрина Трампа — это когда США оставляют за собой право использовать силу всякий раз, когда президент взволнован чем-то увиденным по телевизору».






Leave a Reply

Ваш email адрес не будет опубликован. Обязательные поля обозначены как *

*